Чаша Востока. Письма Махатм: Избранные письма 1880–1885

Письмо IV

Истины и тайны оккультизма представляют из себя свод высочайшего духовного значения, глубокий и в то же время практичный для всего мира. Однако они даются вам не только как простое добавление к запутанной массе теорий или умозрительных спекуляций в научном мире, но ради их практического приложения в интересах человечества. Термины «ненаучно», «невозможно», «галлюцинация», «обманщик» употреблялись до сих пор очень развязно и небрежно, как бы подразумевая в оккультных феноменах либо нечто скрытое и ненормальное, либо преднамеренный обман.

Вот почему наши Старшие решили пролить больше света на этот предмет для немногих восприимчивых умов и доказать им, что подобные проявления так же подлежат законам, как и простейшие явления физического мира.

Умники говорят: «Век чудес миновал», но мы отвечаем — он никогда и не существовал! Хотя и не беспримерные или уникальные в мировой истории, эти феномены должны быть и будут явлены непреложно и окажут неодолимое воздействие на всех скептиков и ханжей. Они должны оказаться как разрушительными, так и созидательными. Разрушительными в губительных заблуждениях прошлого, в старых верованиях и суевериях, которые, подобно мексиканскому зелью, удушают в своих ядовитых объятиях почти всё человечество; но созидательными в новых объединениях истинного, практического Братства Человечества, где все станут сотрудниками природы и будут трудиться на благо человека совместно и с помощью высших Планетных духов — единственных «духов», которых мы признаём.

Отдельные феномены, о которых прежде и не помышляли — и не мечтали, — скоро начнут проявляться день за днём с постоянно возрастающей силой, и раскроют наконец тайны своей сокровенной механики. Платон был прав*, вновь признав все те умозрительные основы, от которых Сократ отказался. Проблемы всеобщего бытия не являются неразрешимыми или не имеющими никакого значения после постижения их. Но разрешить их можно, лишь глубоко познав те вопросы, которые ныне туманно вырисовываются на умственном горизонте непосвящённых. Даже спиритуалисты, с их ошибочными, до нелепости искажёнными взглядами и понятиями, смутно представляют себе современное положение. Они пророчествуют, и их пророчества иногда не лишены крупиц истины, так сказать интуитивного предвидения. Обратите внимание, как некоторые из них вновь утверждают давнюю-предавнюю аксиому, что «Идеи управляют миром»; и когда ум человеческий получит новые идеи — мир, отбросив старые и бесплодные, двинется вперёд: мощные революции вспыхнут от них; общественные институты (и даже верования и государства, могли бы они добавить) — будут распадаться перед их устремлённым движением, сметаемые собственной внутренней силой, а не непреодолимой силой «новых идей», выдвинутых спиритуалистами!

Да, они и правы и неправы. Конечно, когда это время придёт, сопротивляться их воздействию будет так же невозможно, как остановить приливную волну. Но что спиритуалистам не удаётся постичь, как я вижу, а их «духам» объяснить (поскольку тем известно не более того, что они могут найти в их сознании), — что всё это будет происходить постепенно, и что прежде, нежели это наступит, как им, так и нам, всем надо исполнить долг, задачу, поставленную перед нами: вымести как можно больше сора, оставленного нам нашими благочестивыми праотцами. Новые идеи должны насаждаться на чистых местах, ибо идеи эти затрагивают наиболее существенные стороны жизни. Не физические феномены, или то, что называется спиритизмом*, но именно мировые идеи должны мы изучать, — ноумен*, а не феномен, — ибо, чтобы понять второй, мы прежде всего должны понять первый. Они действительно затрагивают истинное положение человека во Вселенной — разумеется, но лишь в связи с его будущими, а не прежними существованиями. Не физические феномены, при всей их поразительности, когда-либо объяснят человеку его происхождение, не говоря уже о его конечной судьбе, — или, как выражается один из них, отношение смертного к бессмертному, временного к вечному, конечного к Бесконечному и т.д. и т.п.

Спиритуалисты весьма бойко разглагольствуют о том, что они считают новыми идеями, «более широкими, более общими, более высокими, более понятными», и в то же время, вместо вечного господства непреложного закона, они признают всеобщее господство закона как выражение божественной Воли(!). Забывая свои прежние убеждения, а также что «Господь раскаялся, что создал Человека»*, эти так называемые философы и реформаторы хотели бы внушить своим слушателям, что выражение указанной божественной Воли «неизменно и неизменяемо — и по отношению к ней существует лишь Вечное Настоящее, тогда как для смертных (непосвящённых?) время — это либо прошедшее, либо будущее, в связи с их ограниченным существованием на этом материальном плане» (о котором они знают столь же мало, как и о своих духовных сферах) — крупице грязи; притом свои духовные сферы они превратили в подобие нашей земли — такую грядущую жизнь, которой истинный философ скорее предпочёл бы избежать, нежели добиваться. Но я уже начал грезить наяву... Как бы то ни было, авторство этих учений принадлежит никак не им. Большинство этих идей представляют собой заимствования из Платона и александрийских философов. Это то, что все мы изучаем и что многие уже разрешили.

Теперь — ваше дело решить, что вы хотите получить: высшую философию или простую манифестацию оккультных сил? Старшие Махатмы хотят, чтобы было положено начало «Братству Человечества», истинному Мировому Братству, — объединению, которое должно быть проявлено по всему миру и должно привлечь внимание высочайших умов.

Примечания к письму IV

Письмо IV

Платон был прав... — в последующей части этого письма из-за невнимательности ученика Махатмы выпали многие фразы; перевод даётся по письму 93 в The Mahatma Letters, где приведён полный первоначальный текст.

Спиритизм — практика общения с так называемыми «духами умерших» путём спиритических сеансов. Слово spiritualism в английском языке может означать как спиритизм, так и спиритуализм. См. примеч. к письму III: Спиритуалисты — последователи спиритуализма; как философский термин слово «спиритуализм» означает любое воззрение, рассматривающее дух как первооснову действительности. Возникновение того, что стало именоваться современным спиритуализмом, исповедующим общение живых с так называемыми «духами умерших», относится к середине XIX в.

Ноумен — термин, восходящий к Платону; предмет интеллектуального созерцания, умопостигаемая сущность, — основа феномена — явления, постигаемого чувствами.

«Господь ~ Человека» — см. Быт. 6, 6.