Чаша Востока. Письма Махатм: Избранные письма 1880–1885

Письмо XVIII

(1) Всегда ли каждый минерал, овощ, растение, животное содержит в себе такую сущность, которая обладает потенциальной возможностью развиться в планетный дух? В настоящее время и на этой земле — имеется ли такая сущность или дух или душа (название не играет роли) в каждом минерале и т.д.?

(1) Неизменно; только вернее будет назвать это зародышем будущего существа, каковым он пребывает на протяжении многих веков. Возьмите человеческий утробный плод. С первого мгновения своего зарождения и до того, как завершится седьмой месяц его созревания, он повторяет в миниатюре минеральный, растительный и животный циклы, которые он проходил в своих предыдущих оболочках, и только в течение последних двух развивает свою будущую человеческую сущность. Развитие её заканчивается лишь на седьмом году жизни ребёнка. Тем не менее она существовала ни увеличиваясь, ни уменьшаясь эоны и эоны до того, как она проложила себе путь вперёд, через и в лоне матери-природы, как она прокладывает его сейчас в утробе своей земной матери.

Справедливо сказал один учёный философ, который больше доверяет своей интуиции, нежели указаниям современной науки: «Ступени человеческого внутриутробного существования являют собой сжатую запись некоторых недостающих страниц в истории Земли». Поэтому вы должны оглянуться на животные, растительные и минеральные сущности. Вы должны рассматривать каждую сущность в её исходной точке в манвантарном процессе как первоначальный космический атом, уже дифференцированный первым трепетом манвантарного дыхания жизни. Ибо потенциал, который в конечном итоге разовьётся в усовершенствованного планетного духа, уже таится в нём и в действительности есть тот самый первичный космический атом. Привлечённая своим «химическим сродством» (?) к соединению с другими подобными атомами, совокупность таких объединённых атомов со временем делается планетным телом — носителем человека, после того как будут последовательно пройдены стадии туманности, спирали и сферы огненного тумана, и стадии сгущения, отвердевания, сжатия и охлаждения планеты. Но имейте в виду, не каждое планетное тело становится «носителем человека». Я просто констатирую этот факт в данной связи, не останавливаясь далее на нём.

Большая трудность в уразумении сути вышеуказанного процесса проистекает из невозможности уйти от более или менее неполных представлений о проявлениях единого элемента, о его неизменном присутствии в каждом невесомом атоме и о последующем непрестанном и почти безграничном умножении им новых центров активности, без малейшего количественного ущерба для его первоначального состояния. Возьмём подобное соединение атомов, которым суждено образовать наш земной шар, и, сделав беглый обзор картины в целом, проследим особую работу подобных атомов. Обозначим первичный атом как A. Представляя собой не ограниченный центр активности, но начальную точку манвантарного вихревого движения эволюции, он порождает новые центры, которые мы можем назвать B, C, D и т.д. — без конца. Каждая из этих главных точек рождает меньшие центры: a, b, c, d и т.д. Последние же в процессе эволюции и инволюции развиваются со временем в многочисленные A и B и C и т.д., закладывая таким образом основы, или же являясь развивающимися причинами, новых родов, видов, классов и т.д. до бесконечности. Так вот, ни первичный атом A со своими спутниками-атомами, ни их многочисленные порождения a, b, c не утеряли ни йоты своей первоначальной силы или жизненной субстанции, развивая свои порождения. Сила здесь не превращается в нечто другое (как я уже указал в моём письме*), но с каждым развитием нового центра активности изнутри самой себя умножается до бесконечности, никогда не теряя ни крупицы ни в количестве, ни в качестве своего естества, приобретая, однако, по мере продвижения, нечто дополнительное в своей дифференциации. Эта так называемая «сила» оказывается, поистине, неуничтожимой, но она не сочетается и не превращается в смысле, принятом членами Королевского общества, а скорее, можно сказать, растёт и разворачивается в «нечто другое», причём ни её собственная потенциальность, ни сама сущность ничуть не затрагиваются этим превращением. Да и невозможно назвать это силою, раз она есть лишь атрибут И-синь* (И-синь или единая «Форма бытия»*, также Ади-Буддхи или Дхармакая — мистическая, во всём мире разлитая субстанция) во время проявления в феноменальном чувственном мире — именно всего лишь уже известный вам Фохат.

В связи с этим просмотрите статью Субба Роу* «Эзотерические доктрины арийских Архатов» о семеричных принципах человека. Автор, посвящённый брамин*, называет это (И-синь и Фохат) Брахманом* и — при проявлении в виде такой силы — Шакти. Может быть, мы будем ближе к истине, называя это бесконечной жизнью и источником всякой жизни, видимой и невидимой, сущностью неисчерпаемой, вечно сущей, — короче сказать, Свабхават. (Свабхават во всеобщем приложении; Фохат при проявлении в нашем феноменальном мире или, скорее, в видимой вселенной, следовательно в его ограничениях). Это правритти* — в активности, нивритти — в пассивности. Называйте это Шакти Парабрахма*, если хотите, и согласитесь с последователями Адвайты* (Субба Роу один из них), что Парабрахм плюс Майя становится Ишвара, творящим принципом — силой, обычно называемой Богом, которая исчезает и умирает со всем остальным, когда наступает пралайя. Или же вы можете примкнуть к философам северного буддизма и назвать это Ади-Буддхи, всепроникающим высочайшим и абсолютным разумом, с его периодически проявляющимся Божеством — «Авалокитешвара» (или манвантарная разумная природа, увенчанная человечеством) — мистическое имя, данное нами воинствам Дхьян-Каганов (NB. солнечным Дхьян-Каганам, или воинству лишь нашей солнечной системы), вместе взятым. Воинство это представляет первоначальный источник, совокупное множество всех разумов, которые были, есть или когда-либо будут в нашем ожерелье человеко-несущих планет или же в любой части или области нашей солнечной системы. По аналогии вы увидите, что, в свою очередь, Ади-Буддхи (как означает само это название, переведённое буквально) есть совокупный разум мировых разумов, включая и разум Дхьян-Каганов, даже самых высоких степеней. Это всё, что я могу сейчас сказать вам по этому особому вопросу. Потому, когда я говорю о человечестве, не определяя его, вы должны понимать, что я имею в виду человечество не нашего четвёртого большого Круга, каким мы видим его на этой крупице грязи в пространстве, но всё уже эволюционировавшее множество.

Да, как я уже говорил в моём письме* — существует лишь единый элемент, и пока правильное представление об этом не утвердится прочно в уме, понять нашу систему невозможно. Поэтому вы должны извинить меня, если я останавливаюсь на этом предмете дольше, нежели это кажется в действительности необходимым. Но до тех пор, пока это важнейшее основное положение не будет твёрдо усвоено, всё остальное будет казаться непонятным. Итак, этот элемент — выражаясь метафизически — есть единый субстрат или неизменная причина всех проявлений в феноменальной вселенной. Древние говорили о пяти познаваемых элементах: эфире, воздухе, воде, огне и земле — и об одном непознаваемом элементе (для непосвящённых), 6-м принципе вселенной — назовите его Пуруша Шакти; говорить же о седьмом вне святилища было караемо смертью. Но эти пять суть лишь дифференцированные виды единого. Как человек являет собой семеричное существо, так и вселенная: семеричный микрокосм по отношению к семеричному Макрокосму есть то же, что капля дождя по отношению к туче, откуда она упала и куда с течением времени вернётся. В этом едином элементе заключено или заложено множество всевозможных направлений эволюции воздуха, воды, огня и т.д. (от чисто абстрактного и до конкретного их состояния), и когда они называются элементами, то просто для того, чтобы указать на их потенциальные возможности к произведению бесконечных изменений форм, или эволюций, сущего.

Представим себе неизвестную величину как X; эта величина есть единый вечный неизменный принцип, а A, B, C, D, E — пять из шести меньших принципов или составных частей его же самого, то есть принципы земли, воды, воздуха, огня и эфира (Акаша) — располагая по степени их духовности, начиная с самого низшего. Существует шестой принцип, отвечающий шестому принципу Буддхи в человеке (во избежание путаницы запомните, что, при рассмотрении этого вопроса по нисходящей шкале, абстрактное Всё или вечный принцип будет численно обозначен как первый, а феноменальная вселенная — как седьмой; и идёт ли речь о человеке или же о вселенной, при рассмотрении по восходящей шкале численный порядок будет в точности обратным), но нам запрещено упоминать его вне круга посвящённых. Всё же я могу намекнуть, что это связано с процессом высочайшего познавания. Назовём его N. И кроме них, в основе всякого действия феноменальной вселенной лежит побуждающий импульс от X. Назовите это y. Следовательно, сформулированное алгебраически, наше уравнение запишется так: A + B + C + D + E + N + y = X. Каждая из этих шести букв представляет, так сказать, дух или абстракцию того, что вы называете элементами или стихиями (ваш скудный английский язык не даёт мне другого слова). Этот дух управляет всем ходом эволюции, по всему манвантарному циклу, в подведомственном ему отделе, — вдохновляющая, оживотворяющая, движущая, эволюционирующая причина, стоящая за бесчисленными феноменальными проявлениями в этом отделе природы.

Постараемся раскрыть эту мысль на примере одного элемента. Возьмём огонь. D — первичный огненный принцип, пребывающий в X, — есть первоначальная причина каждого феноменального проявления огня на всех планетных телах данной цепи. Непосредственные причины суть эволюционировавшие вторичные огненные посредники, которые соответственно контролируют семь нисхождений огня на каждой планете (причём каждый элемент имеет свои семь принципов, и каждый принцип — свои семь подпринципов и составных частей, то есть эти вторичные посредники, прежде чем приступить к действию, в свою очередь становятся первичными причинами). D есть семеричное соединение, высочайший компонент которого есть чистый дух. На нашем земном шаре мы видим его в наиболее грубом, наиболее материальном состоянии, таким же плотным в своём роде, как и человек в его физической оболочке. На планетном шаре, непосредственно предшествующем нашему, огонь был менее плотным, нежели здесь; на том, что перед предыдущим, — ещё менее. Таким образом, «тело» пламени было всё более чистым и духовным, и всё менее и менее плотным и материальным на каждой из предшествующих планет. На самой первой планете в манвантарной цепи огонь предстаёт как почти чистое объективное сияние — Маха-Буддхи, шестой принцип вечного света. Поскольку наш земной шар находится внизу дуги, где материя, равно как и дух, выступает в своём наигрубейшем виде, то когда элемент огня проявится на следующем после нашего планетном шаре по восходящей дуге, он будет менее плотным, чем мы видим его сейчас. Его духовное качество будет в точности таким же, каким он обладал на планетном шаре, предшествующем нашему на нисходящей дуге; второй планетный шар восходящей дуги будет отвечать по своему качеству планетному шару, второму перед нашим по нисходящей дуге, и т.д. На каждом планетном шаре из цепи существуют семь проявлений огня, из которых первое по порядку будет сходно по духовному качеству с его последним проявлением на предшествующей планете; на противоположной дуге*, как вы понимаете, последовательность будет обратной. Мириады специфических проявлений этих шести всеобщих элементов будут, в свою очередь, лишь ответвлениями, ветвями или веточками единого первичного «древа жизни».

Возьмите дарвиновское генеалогическое древо жизни человеческой расы и других, и, памятуя мудрое древнее изречение: «Как внизу, так и наверху» — то есть всеобщую систему соответствий, — постарайтесь понять с помощью аналогии. Так вы поймёте, что и ныне на этой Земле в каждом минерале и т.п. пребывает такой дух. Скажу больше: каждая песчинка, каждая глыба базальта или гранита и есть этот дух, кристаллизованный или окаменелый. Вы сомневаетесь! — Возьмите вводный курс геологии и посмотрите, что утверждает наука относительно формирования и роста минералов. Каково происхождение всех горных пород, будь то осадочных или вулканических? Возьмите кусок гранита или песчаника, и вы обнаружите, что один состоит из кристаллов, другой — из песчинок различных камней (органические породы или камни, образовавшиеся из останков некогда живших растений и животных, в данном случае нам не подходят: они — остатки последующих эволюций, тогда как мы говорим сейчас лишь о первичных). Так вот — осадочные и вулканические горные породы состоят: первые — из песка, гравия и глины, вторые — из лавы. Нам остаётся лишь проследить происхождение обеих. Что же мы видим? Мы видим, что одно было сложено из трёх элементов или, более точно, из трёх различных проявлений единого элемента: земли, воды и огня; и что другое было точно так же сложено (хотя и при других физических условиях) из космической материи — воображаемой materia prima*, которая сама есть одно из проявлений (6-й принцип) единого элемента. Можем ли мы после этого сомневаться, что минерал содержит в себе искру единого, как и всё прочее в этой объективной природе?

(2) Когда наступает пралайя, что происходит с тем духом, который не добрался до стадии человека?

(2) ...Время, необходимое для полного оборота или завершения семи местных или земных — или не назвать ли их так — шаровых малых кругов (не говоря уже о семи больших Кругах в малых манвантарах, за которыми следуют их семь малых пралай), — этот полный оборот так называемого минерального цикла занимает неизмеримо больше времени, чем у любого другого царства. Вы можете вывести по аналогии, что каждое планетное тело, прежде чем достичь зрелости, должно пройти период формирования — тоже семеричный. Закон природы единообразен, и процессы зачатия, формирования, рождения, роста и развития ребёнка и планетного тела отличаются лишь размерами. Планетное тело имеет по два периода прорезывания зубов и произрастания волос: свои первые скалы, которые оно тоже осыпает, чтоб освободить место для новых, — и свои папоротники и мхи, прежде нежели получит леса. Как атомы в человеческом теле меняются каждые семь лет, так и планетное тело обновляет свои пласты каждые семь циклов. Геологический разрез части Кейп-Бретонского* каменноугольного бассейна являет семь древних слоёв почвы с остатками такого же числа лесов, и если бы удалось прокопать ещё на такую же глубину, было бы найдено семь следующих слоёв...

Существуют три вида пралай и манвантар:

1. Всемирные или Маха-пралайи и манвантары.

2. Солнечные пралайи и манвантары.

3. Малые пралайи и манвантары.

Когда пралайя №1 закончена, начинается всемирная манвантара. Тогда вся вселенная должна быть опять развита de novo*. Когда наступает пралайя солнечной системы, она касается лишь этой солнечной системы. Одна солнечная пралайя = 7 малым пралайям. Малые пралайи №3 касаются лишь нашего маленького ожерелья планетных тел, обитаемых или необитаемых человеком. К такой цепи принадлежит наша Земля.

Кроме этого в малой пралайе существует ещё состояние планетного покоя или, как говорят астрономы, «смерти», подобное нашей теперешней Луне, — при котором скальное тело планеты сохраняется, но жизненный импульс покидает её. Например, представим себе, что наша Земля принадлежит к группе семи планет или обитаемых человеком миров, расположенных более или менее эллиптически. При этом наша Земля находится в самой низшей, серединной точке орбиты эволюции, т.е. на полпути; первый планетный шар мы назовём A, последний — Z*. После каждой солнечной манвантары происходит полное уничтожение* нашей системы, и после каждой солнечной пралайи начинается абсолютное объективное преобразование нашей системы, и каждый раз всё проявленное более совершенно, нежели прежде.

Итак, жизненный импульс достигает A или, скорее, того, чему предназначено стать A и что пока представляет из себя лишь космическую пыль. В небулярной материи* из сгущения солнечной пыли, рассеянной в пространстве, образуется центр, и последовательно развёртывается ряд трёх эволюций, невидимых телесному глазу, т.е. развиваются три царства элементалов или сил природы; другими словами, формируется животная душа будущего планетного шара, или, как сказал бы каббалист, создаются гномы, саламандры и ундины*. Можно, таким образом, выявить соответствие между матерью–планетным шаром и её ребёнком–человеком. Оба имеют свои семь принципов. У планетного шара элементалы (которых всего семь видов) образуют: (а) плотное тело, (б) его флюидический двойник (линга-шарира), (в) его жизненный принцип (джива); (г) его четвёртый принцип — камарупу — образует его же творящий импульс, действующий от центра к периферии; (д) его пятый принцип (животная душа или Манас, физический ум) воплощён в растительном (в зачатке) и животном царствах; (е) его шестой принцип (или духовная душа, Буддхи) есть человек, (ж) и его седьмой принцип (Атма) пребывает в тонкой плёнке одухотворённой Акаши, окружающей планетный шар.

По завершении этих трёх эволюций начинается формирование осязаемого планетного шара. Его открывает минеральное царство, четвёртое в полном ряду, но первое на этой стадии. Отложения его вначале парообразные, нежные и пластичные, становясь твёрдыми и обретая конкретную форму лишь в седьмом малом круге. Когда этот малый круг завершён, сущность минерального царства переносится на планетный шар B — который уже проходит предварительные стадии формирования, — и на этом планетном шаре начинается минеральная эволюция. В это время на планетном шаре A начинается эволюция растительного царства. Когда оно окончит свой седьмой малый круг, его сущность переходит на планетный шар B. В это же время минеральная сущность переходит на планетный шар C, а зародыши животного царства вступают на шар A. Когда животное царство пройдёт здесь семь малых кругов, его жизненный принцип переходит на шар B, а сущность растительного царства и сущность минерального продвигаются дальше. Затем на шаре A появляется человек, эфирный предвестник того плотного существа, каким ему суждено стать на нашей Земле. Развернув семь основных рас со многими ответвлениями подрас, он, подобно предшествующим царствам, завершает свои семь малых кругов и затем переводится последовательно на каждый из планетных шаров по пути к Z.

С самого начала человек имеет в себе все семь принципов в зачатке, но ни один из них не развит. И мы не ошибёмся, сравнивая его с младенцем; никто и никогда, в бесчисленных ходячих рассказах о привидениях, не видел призрака ребёнка, хотя воображение любящей матери может внушить ей изображение утраченного младенца во сне. И это очень знаменательно. В каждом большом Круге, который человек совершает, один из его принципов развивается полностью. В первом Круге его сознание на нашей Земле тусклое и ещё совсем слабое и туманное, наподобие младенческого. Когда он достигает нашей Земли во втором Круге, он уже до некоторой степени ответственное существо, а в третьем он становится ответственным вполне. На каждой ступени и в каждом Круге его развитие идёт вровень с развитием планетного тела, на котором он находится. Нисходящая дуга от A до нашей Земли называется теневой или туманной, восходящая к Z — «сияющей»...

Мы, люди четвёртого Круга, уже достигли второй половины пятой расы нашего человечества четвёртого Круга, тогда как люди (несколько ранних пришельцев) пятого Круга*, хотя ещё только в своей первой расе (или, скорее, классе), уже неизмеримо выше нас — духовно, если и не умственно; так как с завершением или полным развитием этого пятого принципа (интеллектуальной души) они подошли ближе, нежели мы, к своему шестому принципу Буддхи, более тесно соприкасаются с ним. Конечно, дифференцированные индивидуумы разнообразны даже в четвёртом Круге, ибо зачатки принципов у всех развиты неодинаково, но таково правило.

...Человек приходит на планетный шар A после того, как другие царства уже продвинулись дальше. (Разделяя наши царства на семь, последние четыре суть те, которые экзотерическая наука разделяет на три. К ним мы прибавляем царство человека или царство дэв. Соответствующие сущности этих царств мы разделяем на зачаточные, инстинктивные, полусознательные и вполне сознательные.)... Когда все царства достигнут планетного шара Z, они не будут продвигаться вперёд, чтобы снова вступить на шар A, предваряя там человека, но по закону замедления, действующему от серединной точки — или Земли — до Z и который уравновешивает принцип ускорения на нисходящей дуге, — они как раз тогда завершат соответствующие эволюции genera и species (родов и видов), когда человек достигнет своего высшего развития на планетном шаре Z — в том или ином большом Круге. Причина этого кроется в том, что им требуется неизмеримо больше времени, чтобы развить своё бесконечное разнообразие, в сравнении с человеком; потому относительная скорость развития в малых кругах естественно возрастает по мере того, как мы поднимаемся вверх по шкале от минерала. Но эти различные скорости так отрегулированы посредством более длительных остановок человека в межпланетных сферах покоя, для благоденствия или же горя и скорби, — что все царства завершают свою работу на планете Z одновременно.

Проявление уравновешивающего закона мы видим, например, на нашем земном шаре. От первого появления человека, бессловесного или же нет, и до его нынешнего состояния, как существа четвёртого и наступающего пятого Круга, намеченная структура его организма радикально не изменилась, а этнологические особенности, при всём их разнообразии, никак не сказались на человеке как человеческом существе. Ископаемый человек или его скелет, относится ли он к временам той млекопитающей ветви, венец которой он собой представляет, или же это скелет циклопа или карлика, всё же с первого взгляда могут быть признаны за человеческие останки. Растения и животные тем временем стали всё более и более непохожими на то, какими они были раньше.

...Схема с её семеричными подробностями была бы непонятна человеку, не обладай он способностью, что и доказали высокие Адепты, развить прежде назначенного времени свои 6-е и 7-е чувства — те, которыми будут от рождения наделены все в соответствующих Кругах. Наш Владыка Будда — человек 6-го Круга — не появился бы в нашу эпоху, так велики были его накопленные заслуги в предыдущих жизнях, если бы не тайна... Отдельные индивидуумы не могут опередить человечество своего Круга более чем на одну ступень, ибо это математически невозможно; — вы скажете (на это): если источник жизни струится не иссякая, то должны быть люди всех больших Кругов на Земле во все времена и т.д... Намёк на планетный отдых может рассеять ошибочные представления по этому вопросу.

Когда человек усовершенствовался в смысле данного большого Круга на планетном шаре A, он исчезает оттуда (как исчезли ранее некоторые растения и животные). Постепенно этот шар теряет свою жизнеспособность и наконец достигает стадии луны, т.е. смерти, и остаётся в таком состоянии, пока человек не совершит свои семь малых кругов на Z и не пройдёт свой межцикловый период, с тем чтобы отправиться на следующий большой Круг. То же происходит со всеми планетными телами в свой черёд.

И вот, поскольку человек, завершая свой седьмой малый круг на A, только ещё начинает свой первый малый круг на B, и поскольку планетный шар A умирает, когда человек оставляет его и направляется на B, и т.д., и поскольку он должен также оставаться в межцикловой сфере после Z (так же как и между каждыми двумя планетами) до тех пор, пока импульс снова не содрогнёт цепь, — ясно, что никто не может быть впереди своего вида более чем на один большой Круг. Будда же представляет собой исключение — благодаря тайне. Среди нас имеются люди пятого большого Круга, ибо мы находимся во второй половине нашего семеричного земного малого круга. В первой половине этого не могло бы случиться. Бесчисленные мириады нашего человечества четвёртого большого Круга, которые опередили нас и завершили семь своих малых кругов на Z, уже успели провести свой межцикловый период и начинают новый большой Круг, продвигаясь к планетному шару D (нашему). Но как могут оказаться здесь люди 1-го, 2-го, 3-го, 6-го и 7-го больших Кругов? Мы представляем собою первые три, а люди шестого Круга могут приходить крайне редко и только опережая своё время, подобно Буддам (лишь среди подготовленных условий), тогда как последние из перечисленных — люди седьмого Круга — ещё и не эволюционировали!

Мы проследили человека от одного большого Круга до нирванического состояния между Z и A. Планетный шар A остался в последнем большом Круге мёртвым. С началом нового большого Круга его захватывает новый прилив жизни, он вновь пробуждается для жизнедеятельности и порождает все свои царства, до самого последнего, уже на более высокой ступени. После того как это повторяется семь раз, наступает малая пралайя; причём планетные тела этой цепи не уничтожаются путём разложения и рассеяния их частичек, но переходят в abscondito*. Оттуда они в свою очередь будут выявлены вновь во время следующего семеричного периода. В течение одного солнечного периода (состоящего из одной пралайи и одной манвантары) протекают семь подобных малых периодов, по восходящей шкале поступательного развития. Подведём итог: один большой Круг включает семь малых планетных или земных кругов для каждого царства и одну обскурацию* каждой планеты. Малая манвантара состоит из семи больших Кругов, 49 малых кругов и 7 обскураций; один солнечный период — из 49 больших Кругов и т.д.

Эти периоды из пралайи и манвантары называются «Сурья-манвантарами и пралайями»*. Мысль теряется при подсчётах, сколько наших солнечных пралай должно произойти до наступления великой Космической ночи, — но и она придёт.

...В малых пралайях нет нового начала, а лишь возобновление приостановленной деятельности. Растительное и животное царства, которые к концу малой манвантары достигли лишь частичного развития, не уничтожаются. Их жизненные или жизнеспособные сущности — назовите некоторые из них nati*, если угодно, — соответственно тоже обретают свою ночь и покой — у них тоже имеется своя Нирвана. И почему бы им — этим утробным и младенческим сущностям — не иметь её? Все они, как и мы, — порождение единого элемента... Как у нас имеются Дхьян-Каганы, так и у них в их особых царствах имеются элементальные охранители, и они так же окружены заботой в массе своей, как и человечество в целом. Единый элемент не только наполняет пространство и есть пространство, но проникает каждый атом космической материи.

Хотя процесс продвижения человека в его последнем седьмом большом Круге в точности повторяет предыдущие, но когда бьёт час солнечной пралайи, каждая планета — вместо того чтоб просто перейти из зримого состояния в незримое, когда человек в свой черёд покидает её, — уничтожается. С началом седьмого Круга седьмой малой манвантары каждое царство достигает своего последнего цикла, и потому на каждой планете после исчезновения человека остаётся лишь майя некогда живших и существовавших форм. С каждым шагом, который совершает человек по нисходящей или восходящей дуге, продвигаясь от одного планетного шара к другому, остающаяся позади планета превращается в пустую хризалоидную* оболочку. С его уходом происходит отток сущностей из каждого царства. Ожидая перехода в должное время в более высокие формы, они тем не менее освобождаются; ибо до дня следующей эволюции они будут покоиться в летаргическом сне в пространстве, пока снова не будут пробуждены к жизни в новой солнечной манвантаре. Бывшие элементалы покоятся, пока не будут в свой черёд призваны стать оболочками минеральных, растительных и животных сущностей (на другом, более высоком ожерелье планетных тел) на их пути к тому, чтобы стать человеческими сущностями (см. Исиду*); тогда как зачаточные сущности самых низших форм — а к этому времени общего усовершенствования таковых остаётся очень мало — висят в пространстве подобно каплям воды, внезапно превращённым в ледяные сосульки. Они растают от первого жаркого дыхания солнечной манвантары и образуют душу будущих планетных тел.

...Медленное развитие растительного царства обеспечивается более длительным межпланетным отдыхом человека... Когда наступает солнечная пралайя, всё очищенное человечество погружается в Нирвану, и из этой межсолнечной Нирваны будет вновь рождено в более высоких системах. Ожерелье миров разрушается и исчезает — как тень со стены, когда гаснет свет. У нас имеются все признаки того, что именно сейчас одна такая солнечная пралайя наступает, а ещё две малые пралайи заканчиваются где-то.

С началом солнечной манвантары прежде субъективные элементы материального мира, теперь рассеянные в космической пыли, получают импульс от новых Дхьян-Каганов новой солнечной системы (высочайшие из прежних Дхьян-Каганов ушли выше) — и образуют первичные волны жизни, и, разделившись на дифференцирующиеся центры активности, сочетаются в определённом порядке шкалы семи стадий эволюции. Подобно всякому другому пространственному телу, наша Земля, прежде чем достичь предельной материальности, — и ничто сейчас в этом мире не может дать вам представления о таком состоянии материи, — должна пройти гамму семи стадий плотности. Я говорю «гамму» намеренно, ибо диатоническая шкала даёт лучшую иллюстрацию постоянного ритмического движения нисходящего и восходящего цикла Свабхават — со своим определённым порядком тонов и полутонов.

Среди учёных членов вашего Общества имеется один, который, хотя и незнаком с нашей оккультной доктриной, всё же, исходя из научных данных, интуитивно уловил идею солнечной пралайи и солнечной манвантары в их основах. Я имею в виду известного французского астронома Фламмариона* — его La Resurrection et la Fin des Mondes (глава 4-я, выводы). Он говорит как истинный ясновидец. Факты именно таковы, как он предполагает, с небольшими изменениями. Вследствие векового охлаждения (скорее, старости и потери жизненной силы), отвердевания и высыхания планетных тел, Земля достигает точки, когда она начинает превращаться в ослабленный конгломерат. Период деторождения прошёл. Потомство всё вскормлено, и срок её жизни истёк. С этого часа «её составные массы перестают повиноваться тем законам сцепления и соединения, которые удерживали их вместе». И она становится подобной трупу, оставленному на разрушение, когда каждой молекуле, входящей в его состав, предоставлена свобода отделиться от тела навсегда, чтоб в будущем подчиниться власти новых воздействий. Притяжение Луны (если бы он только мог знать весь размер её губительного влияния!) само предпримет труд разрушения, породив вместо морских приливов и отливов отливную волну земных частичек.

Его ошибка в том, что он считает, что на разрушение солнечной системы должно уйти много времени; по нашим сведениям, это совершается в мгновение ока, но не без многих предварительных признаков. Другое заблуждение — предположение о том, что Земля упадёт на Солнце. Солнце первым разлагается при солнечной пралайе.

...Вникните в природу и сущность шестого принципа вселенной и человека, и вы проникнете в величайшую тайну этого мира — и почему бы и нет, разве вы не окружены им? И что представляют собой все его известные проявления: месмеризм*, одическая сила* и т.д. — как не различные аспекты единой силы, которая может быть применена и во благо, и во зло.

Степени посвящения адепта знаменуют семь ступеней, на которых он открывает тайну семеричных принципов в природе и человеке и пробуждает свои спящие силы.

Примечания к письму XVIII

Письмо XVIII

...я уже указал в моём письме — см. абзац 5 в письме XVI.

И-синь (кит.) — в копии А.П.Синнета Yin Sin, в подлиннике ML-59 Yih-sin; в современной записи yī(-)hsīn (система Wade-Giles), yīxīn (система Pinyin), исинь; в японском — isshin, иссин.

«Форма бытия» (кит. синь) — о причине употребления кавычек см. в Тайной Доктрине (ТД I, 91; SD I, 46).

Субба Роу (1856–1890) — видный деятель теософского движения в Индии в 1882–1888 гг. Имеется в виду его статья The Aryan-Arhat Esoteric Tenets on the Sevenfold Principle in Man, опубликованная в Теософе в январе 1882 г. (с.93–9).

Брамин — название членов жреческого сословия в Индии, употребляемое в английском и русском языках наряду со словом брахман, имеющим также ряд других значений.

Брахман (санскр.) — безличностный и непознаваемый принцип вселенной, откуда исходит и куда возвращается всё проявленное, в том числе и Брахма – «творец» в пантеоне индуизма.

Правритти (санскр.) — развитие, развёртывание; нивритти (санскр.) — свёртывание, бездеятельность, прекращение, покой; эти термины уже встречались в Исиде (I, 243).

Парабрахман (санскр.), или Парабрахм — «[то, что] выше (по ту сторону) Брахмана»; в Ведах и Веданте (учениях, опирающихся на авторитет Вед) это именуется TAT — «ТО».

Адвайта (санскр.) — недвойственность; индийское религиозно-философское учение, одно из основных направлений Веданты, утверждающее духовное начало в качестве единой и единственной реальности и иллюзорность чувственно воспринимаемого мира.

...я уже говорил в моём письме — см. предпоследний абзац в письме XVI.

...на противоположной дуге — т.е. рассматривая планетные шары в обратном порядке.

materia prima (лат.) — первичная материя.

Кейп-Бретон — остров в заливе Св.Лаврентия на юго-западе Канады.

de novo (лат.) — снова, заново.

...первый ~ мы назовём A, последний — Z — аналог обозначения «от А до Я»; дальше, где речь идёт о семи планетных шарах, Z превращается в G — седьмую букву английского алфавита.

После каждой солнечной манвантары происходит полное уничтожение... — в рукописной копии А.П.Синнетта многие слова сокращены до одной буквы; здесь вместо manvantara стоит p. (пралайя), исправлено по смыслу.

Небулярная материя — материя, из которой состоят галактические туманности.

Гномы, саламандры, ундины — т.е. стихийные духи земли, огня и воды.

...(несколько ранних пришельцев) пятого Круга — опубликование этих сведений в книге А.П.Синнетта Эзотерический буддизм (1883) вызвало значительные разногласия в теософских кругах; дальнейшие разъяснения даны в Тайной Доктрине (ТД I, 215–6).

abscondito (лат.) — незримое, скрытое состояние.

Обскурация (obscuration) — в астрономии — потемнение (при затмении); в последующих письмах приобретает значение специального термина, оставлено без перевода.

Сурья-манвантары и пралайи — собственно на санскрите Саурья-манвантары и пралайи; Саурья (солнечный) — прилагательное от Сурья — солнечное божество в Ведах.

nati (лат.) — самой природой рождённые.

Хризалоидная — подобная хризалиде, куколке бабочки.

...см. Исиду — Исида I, 285, 311.

Фламмарион, Камиль (1842–1925) — французский астроном, автор многочисленных научно-популярных книг по астрономии и психическим явлениям. Название сочинения — Возрождение и кончина миров.

Месмеризм — австрийский врач Фридрих Месмер (1734–1815) заново открыл магнетический флюид в человеке и широко использовал его в своей практике, называя его «животным магнетизмом»; впоследствии этот подход стал именоваться месмеризмом.

Одическая сила — от греч. odos, прохождение; словом од немецкий химик и промышленник Карл фон Рейхенбах (1788–1869) называл электро-магнетические силы, исходящие от всякого человека, которые он исследовал.